AZTAGRAMBOOK 2
Глава V:
«Простить»
Бог любит троицу. Азербайджанские отцы древности оставили подсказку - "Отцы наказывали о трех". (Atalar üçdən deyib). О трех ценных вещах? Друзьях? Моментах? Этого автор так и не познал на момент написания повести.
Сколько Нармин ни притворялась бы, что ее не касается городской порно-шантажист и его жертвы, беда тихонечко постучалась и в ее салон красоты. Хозяйка салона только вышла с массажа и собиралась поспать часок перед встречей, когда ей доложили: к вам ханум пришла и говорит, родственница.

Любой богатый азербайджанец знает, что родственники не приходят справиться о здоровье. Поэтому Нармин настороженно нахмурила брови и уточнила:

-Как выглядит? Имя?

-Имя не сказала свое. Ростом - как вы, на бежевой машине подъехала… но она сказала что близкая родственница, вот мы ничего и не спросили.

Нармин выпятила перед собой левую руку, детально разглядывая наманикюренные гелем ноготки, покрутила взад-вперед указательным и средним пальцами.

Посмотрела на собственную руку так, будто в этих ногтях могло что-то измениться, хотя суть всего маникюра этого была стабильности. Глядела так, будто вот именно это что-то, неведомое автору, повлияет на решение. Например, если бы появилась трещинка, ее настроение испортилось бы на весь день и никакую родственницу не впустили бы… Впрочем, маникюр был идеален, будто только что из салона, и Нармин с удовольствием заключила, оторвавшись от само-ногте-любования:

-Пускай ждет в баре. Дайте ей чай, кофе. Запишите за счет заведения.

Уборщица покорно кивнула, посмотрев на шефиню, словно на Господа боженьку – почтительно-испуганно, и в спешке скрылась - выполнять поручение.

Нармин крутилась в халате перед зеркалом. Из кармашка махрового одеяния достала смартфон и направила его объективом к зеркалу. Щелк.

«По шкале от до 1 до 10, как я выгляжу для встречи?» - отправила она сообщение на номер, состоящий из восьмерок и девяток.

Молниеносно пришел ответ, и она заулыбалась экрану телефона.

«Прямо так пойдешь? :-0»

Сменив уютный халат на легкое платье и кеды, Нармин отправилась в фито-бар на второй этаж.

Всякий раз, когда Нармин неожиданно для персонала появлялась в какой-то из зон своего салона красоты, фальшиво-приветливо улыбались, и даже те, кто был намного старше нее, обращались к ней не иначе как «Нармин ханум». Даже несмотря на то, что девушка писала в рабочей группе целое объявление с просьбой не называть ее так официально.

Гостья ее сидела боком к залу, и все попытки Нармин издалека разглядеть, кто она, закончились неудачей. Завидев девушку, таинственная родственница развернулась корпусом, заулыбалась еще шире, чем сотрудницы, и помахала в знак приветствия. К такому Нармин не была готова. Реальность из твердого состояния перешла в волнообразное. Пока Нармин стояла на одной точке, смотрела в одну точку, вопрошая, почему ей не доложили имя посетительницы… И почему Нармин сама не догадалась? Та приближалась, и приблизившись, обняла ее и сделала какой-то дежурный комплимент, не то про то, что Нармин хорошо выглядит, не то про то, что сильно похудела.

Нармин ненавидела Рамину все также, как полгода, год, два года назад. И все же у нее не было выбора, как не принять ее со всеми почестями, как к этому обязывают законы восточного гостеприимства.

-Привет, - улыбнулась Нармин, слегка вытянув губы в улыбке, и тут же вернув их в привычное положение. – Давай присядем. Тебе принесли чай-кофе?

-Да-да, спасибо. Отличное обслуживание здесь.

Они присели, и Рамина невинно пропищала первый вопрос:

-Как здоровье мамы?

По слащавой улыбке и тонкой тональности этого голоска у Нармин возникало впечатление, что та пришла издеваться. Разрушила брак ее родителей, испортила Нармин отношения с парнем, испортила здоровье маме.

Снято в «Xatun»: Нармин Гасымова принимает у себя ненавистнейшую представительницу азербайджанского фяшн-рынка. Интересно, что это – короткое примирение, затишье перед бурей, стратегически продуманный шаг со стороны мачехи?

-Спасибо, здоровье мамы в полном порядке. Как твои дела?

-Все хорошо. Вот запускаю новую коллекцию.

-Поздравляю. Я видела.

-Придешь на показ? Я приглашаю.

-Ты ради этого пришла? – выпалила Нармин и тут же отпрянула назад, пожалев об импульсивном вопросе. И добавила:

-Спасибо за приглашение.

Рамина, ничуть не смутившись, ответила:

-Конечно, из-за этого тоже. Но не только. Пожалуйста, пойми меня правильно, я не от хорошей жизни…

Нармин никогда не понимала, когда ее просили понять «правильно». Она разглядывала собеседницу, окидывая беглым взглядом руки в браслетах, гелевый маникюр, очки в брендовой оправе, хороший бальяж на волосах. Что ей может быть нужно, когда она получила от Нармин все, что могла? Еще денег? Нового парня? Бесплатную укладку? И тем не менее Рамине удалось удивить свою падчерицу.

-Я хочу, чтобы ты нашла этого шантажиста.

Нармин взглянула направо, взглянула налево, будто проверяя, не сон ли это. Зачем-то ткнула в телефон – проверить время, и в итоге ответила, откашлявшись:

-Ты ведь понимаешь, что история о видео из моего массажного кабинета – пустой слух, и никаким шантажом я не занимаюсь напару с бандитами?

Рамина замотала головой и попятилась назад, разводя руки, будто поддаваясь:

-Конечно-конечно, я знаю, что это не ты. Я знаю, что это все слухи. Но ты должна их найти. Я очень прошу.

-Мне очень обидно за происходящее с твоими подругами, Рамина. Кешу бросил жених после того, как мошенник открыл профайл под ее именем и с ее фото на порносайте. Лейлу тоже кто-то чуть не бросил, ну, не муж, кхм. Ну и другие девочки из нашего круга страдают. Репутация моего салона подмочена. Но зачем ты просишь меня?

Мачеха опустила голову и положила руку Нармин на свой плоский живот:

-Мы с твоим отцом ждем ребенка.

-Поздравляю, - максимально сдержанно ответила падчерица. – Но я все равно тебя не понимаю.

-Шантажисты угрожают жизни твоего брата. Если я не выплачу сумму, они обещают доказать твоему отцу, что ребенок не его. И тогда Азад заставит меня сделать аборт, даже не разбираясь.

-Как они это докажут?

-Они говорят, что есть видео.

…Как страстно ненавидим мы тех, кто причиняет боль. Еще сильнее – тех, кто причиняет боль нашим любимым. И как же неосознанно симпатизируем тем, кто просит нас о помощи. О, это удивительное свойство человеческой души. Больше, чем попросивший о помощи, наполняется счастьем и благовением тот, кто эту помощь выполняет или собирается выполнить. Это необъяснимое (разумеется, психологи вам все объяснят и подробно, но автор психологическим образованием не обременен), свойство психики заставляло Нармин весь день думать о своей мачехе в позитивном ключе.

Она пришла к ней, вся такая беременная, беззащитная, испуганная. Мачеха и падчерица никогда по душам не общались, особенно после того, как стали однофамилицами. Нармин весь остаток дня с удовольствием думала, как, где будет искать шантажистов. Фантазировала, как их посадят в тюрьму, и она будет героиней как в глазах Рамины, так и в глазах всей их тусовки. Ведь ни у кого не хватит смелости пойти до конца и найти этих людей.

Мачехе удалось задеть ее за живое – да, Нармин льстило, что она не только спасает своих знакомых от опасного преступника, но еще и устраняет угрозу жизни нерожденного брата. Она знала, что ее отец – ее любимый, добрый, ласковый отец, тем не менее, сойдет с ума, если ему скажут подобное о жене. Он не накажет шантажистов, так как считает, что женщина сама виновата во всем, что угрожает ее репутации. И хоть он любил Рамину той нежной любовью, которой никогда не было у них с Пери, прошлое новой жены не было тайной для Азада.

После того как Рамина ушла, в кабинете директора случилось срочное совещание. Дворовые кошки дрожали от ужаса, так как окна были открыты. Нармин объясняла сотрудникам, почему нельзя пускать в салон всех подряд, даже если гости представляются "близкими".

***

Из чувства такта, падчерица не стала спрашивать, что за материалы есть у шантажистов. Она даже не сомневалась, что у них есть компромат.

Зато сама Рамина сомневалась. Она постоянно копалась в воспоминаниях, пытаясь вспомнить, кто мог ее подставить?

Все происходило тривиально. Она загорала на яхте в Бодруме в любимом красном купальнике от «Гуччи» и читала Оксану Робски в тот момент, когда ее телефон засветился непонятным номером.

-Да, - ответила она после нескольких гудков.

Рамина хотела договориться с ними по-другому, попросить кого-то из выезжающих на дом эскорт, договориться на меньшую сумму, подарить украшения из коллекции, но они уже отключились.

Первое, что она сделала - позвонила бывшему из полиции: он тоже ничем не мог помочь. Это и за преступленьице не считается, подумаешь – чья-то голая задница. Никто не будет вести расследование из-за шлюхи.

-А шантаж?..

-Ты можешь доказать, что тебя шантажировали?

-Нет. Разговор не записан.

-Ну все, - заключил полицейский любовник. Он очень любил слово «ну все», причем у него получалось не русское все, а бакинское «всйо».

Рамина приняла свой любимый коктейль из транквилизаторов, чтобы заснуть и подумать об этом завтра. Проснувшись после долгого сна, первым делом сообщила мужу:

-Мне нужно вернуться.

-Маме плохо?

-Да.

-Я поеду с тобой.

-Не надо, с ее здоровьем все хорошо, ей просто одиноко. Она впадает в депрессию.

Азад не любил обеих своих тещ, как и любой нормальный мужчина, но считал своим долгом помогать ей.

-Давай привезем ее к нам.

-Нет, она не любит бодрумский климат, ты же знаешь. Я вылечу завтра.

-Как знаешь, - пожал плечами муж и пошел рыбачить.

Увидев рыбаческие принадлежности, Рамина наконец вспомнила, чем ее точно могли шантажировать.

Русалка! Несколько лет назад Хэллуин в Барселоне она оделась этим персонажем, и лифчик у нее был с разрезами на местах для сосков. Она ходила так по всему городу, заходила в случайные места, пока в один прекрасный час не наткнулась на компашку пьяных, невменямых, но очень веселых азербайджанцев, состоящую из двух парней и одной девушку. Ребята учились в Англии в колледже. Рамина знала их родителей, точнее, отцов, они дизайнера тоже – шапочно, понаслышке. После нескольких бокалов Лонг-Айленда на брудешафт, она неожиданно для себя обнаружила, что ее язык находился во рту одного из этих парней, а потом она переключилась на девушку. Оторвавшись от поцелуя, оказалось, что второй паренек из их компании снимает это все на видео.

Состояние опьянения было не похоже на обычный хмель, ей было сложно двигаться, говорить, будто она была не собой больше. Только когда она заметила сильную жажду и аппетит, до девушки дошло, что те трое подсыпали ей в бокал какой-то наркотик. Она хотела заказать такси, но они продолжали тянуть ее на танцпол, не хватало сил дойти до уборной… Она сбежала через черный ход, и добравшись до постели в 4 утра, пообещала себе никогда не вспоминать этот позор. Но кто бы мог подумать, что они ее найдут? И главное – зачем?



Хочешь моментально узнавать о новых сериях?
Получай весточку на почту!