AZTAGRAMBOOK 2
Глава VI:
«О любви и прочих соблазнах»

Нармин встречалась с Джамилем уже второй месяц, и в городе их уже окрестили идеальной, самой красивой необрученной парочкой города. Так доносила Фидан, которая, хоть и рассталась со своим женихом, ядом плеваться и завидовать не стала. Она от души радовалась за лучшую подругу, на чью долю выпало немало трудностей за 2 года.

Несмотря на дурацкую первую встречу, он смог проявить себя как рыцарь и джентльмен в последующих эпизодах. Через неделю после их первой встречи он ждал ее с цветами у выхода из дома.

-Ты идиот, - ответила она, вместо спасибо, забирая букет через окно машины и бегло бросая взгляд на его шлепанцы. – А если бы мой отец выезжал из этих ворот?

-Нет у тебя отца, он живет с фяшн-дизайнером.

-А ты откуда знаешь?

-Моя покойная бабушка говорила, что надо узнавать у соседей про будущую избранницу. Прямо идти по дверям, стучаться и спрашивать. Так вот, бабушка умерла, а методика осталась.

-Allah rəhmət eləsin (да упокоит Аллах ее душу - азерб.).

-Allah ölənlərivə rəhmət eləsin (да упокоит Аллах души твоих покойников - азерб, бакинский диалект). А ты мне дашь свой номер? Ради бабушки.

-Даже ради дедушки не дам. Иди дальше узнавай. Мамед дайи, поехали!

И Нармин умчалась по делам, мимо красного Ламборгини, в свой первый рабочий день в роли начальницы салона красоты.

Вечером караулил ее снова, уже возле работы. В этот день Нармин забирал дядя, младший брат отца, так как они ехали на семейный ужин по случаю открытия салона.

Наутро он встречал ее с букетом белых роз. Она подумала «Неужели это превращается в традицию?», а вслух сказала:

-Избавляемся от оттенков красного?

-И не стыдно тебе, - говорил он то серьезно, то с иронией, показывая дисплей телефона. – Ты обручена, а тебя всякие мужики целуют и с работы забирают.

На фото была новость: «Наследница миллионного наследия Нармин Касумова обручилась с владельцем какого-то там холдинга». Дата – март 2017 года.

-Ты идиот, - как мантру, повторила Нармин. – Это не я, я не Касумова, я - Гасымова. А этот мужик, как ты его назвал – мой дядя.

-А что такой молодой?

-А ты что, завидуешь?

-Sən o gözəl əminin canına (ради своего прекрасного дяди - азерб.), дай мне свой номер, - юноша изменил голос и протянул левую руку, будто прося милостыни.

-Мамед дайы, поехали! – попросила Нармин, переключив внимание на смартфон и сделав безучастный вид.

Как только машина отъехала, она поставила в Story фото цветов и написала: «Жизнь все еще может удивлять».

Через 46 секунд после публикации фото, телефон зазвонил. Нармин заметила, что там было 46, так как она зашла механически проверить, кто увидел историю, заметила логин Фидан, и в этот же миг на дисплее высветилось "Samedova!".

Нармин ответила:

-Алло, - но в этом не было никакого смысла. Потому что на том конце провода были – визги, продолжительное «Ииииииииии», потом «Аааааааааааааа», и еще что-то. Когда восторженные вопли прекратились, Нармин констратировала:

-Ты перестала принимать травы для успокоения нервов.

-Аз, какие травы, больная что ли. Я искренне радуюсь. Расскажи мне всё! Кто он? Из какой семьи? Сколько зарабатывает? Детали!

-Это… - Нармин замялась, как же назвать его, чтобы невольно не посвящать водителя в подробности. – Родион.

-Русский, что ли?

-Нет, помнишь, я тебе рассказывала. Родион. Любит носить красное, - последнее предложение Нармин произносила с очевидной таинственностью, будто шпионский шифр.

-Qırmızı mokasin? (красные моказины? - азерб.)

-Az, hə də! (да-да! - азерб.)

-Какой ужас.

-Я тоже так думаю.

-Это уже второй раз подряд.

-Ты думаешь, он чушка?

-Потом поговорим. Мне надо салон.

-Я приду к тебе на маникюр.

-Чмоки-чмоки.

Когда лже-Родион из причинно-следственных связей (а он был не дурак, хоть и любил красный цвет), сделал вывод, что Нармин не обычная клиентка салона, и получить ее номер просто за счет букетов и слежки, не выйдет, он пришел туда,

Везет тем, кто идет к своей цели. Везет тем, кто хочет, чтобы ему везло: в этот самый момент на рецепции девушка спрашивала о проведении промо-акции в салоне. Ей дали визитку некой Нармин ханум, владелицы салона.

После этого Джамилю ничего не осталось, как представиться сотрудником маркетинговой службы, и также взять номер Нармин ханум для предоставления услуг по продвижению «Хатун».

Затем был еще один длинный рабочий день. Нармин контролировала работу мастеров, стилистов, проверяла отчеты, перепроверяла документы… Оказалось, быть владелицей бизнеса - сложно.

Вечером того дня, Фидан настойчиво предлагала увидеться, поиграть в боулинг, в карты, выпить вина на свежем воздухе. Но Нармин опять была занята: ее ждала встреча с представителем маркетинговой службы в баре «Буддист».

«Что за бизнес-встреча в «Буддист-баре», я тебя умоляю? Я не верю, что ты идешь по делам», - возмущалась по мессенджеру Фидан, хоть она возобновила прием успокоительных, это не мешало ей выносить мозг в на пару тонов ниже.

«Ой, веришь, я и сама не знаю, кто это и про что это. Звонила девушка, назначила встречу. Представилась секретарем».

«А вдруг тебя украдут???» – напомнила Фидан самую распространенную тревогу их матерей и бабушек.

«Кто ээ? Шантажисты? Буддисты? Или страстный джигит?

В любом случае с меня нечего взять.

Я – Вандервумэн.

Я останусь девственницей.

Я даже всем могу доказать, что ни с кем не спала, хоть и спала».

«Bəxtəvər başına» (ну и счастливица - азерб.), - только и написала Фидан. Нармин оставила сообщение прочтенным и неотвеченным. И в течение вечера открывая список чатов, невольно бросала взгляд на эту последнюю фразу. Фразы, брошенные Фидан под конец их переписок становились для нее порой «цитатой дня». И этот день не был исключением.

У бара Нармин ждал новый поклонник; в белой рубашке, белых брюках, белых мокасинах и с синим ремнем. Центром этой хвалы вкусу и стилю была золотая бляшка на ремне с буквами GG.

Он протянул букет пионов и сказал:

-Не спрашивай, что я здесь делаю.

-Да я уже привыкла, что ты за мной следишь.

-Я? Слежу? У меня просто здесь встреча.

-С кем?

-С девушкой, - ответил наглец и отпил коктейля, искоса поглядывая на реакцию своей пассии.

Дальше все было, как в кино; ее «бизнес-встреча» так и не состоялась, Нармин даже не сразу поняла, почему. Уговорив ее присесть и поужинать, он воспользовался данным шансом по полной. Ее усталость как рукой сняло от смеха и позитивной энергии, расточаемой этим странным юношей в красных мокасинах. Все время смешил ее, веселил, подражал медитирующим тибетским монахам, просил у официанта какие-то допотопные коктейли, найденные на просторах Интернета. Но Нармин всегда соблюдала правило одного часа: никогда не задерживайся на свидании больше двух часов, а лучше всего – проведи с ним часик и убегай домой. Горький опыт с Руфатом ее многому научил. Как раз на пятидесятой минуте матча на экране ее смартфона грозно и броско высветилось: «МИССИС МАМА».

Она поспешила домой, и лишь напоследок, провожая ее до машины, он признался:

-Я - твоя деловая встреча.

-М-да-а, ты уж точно хорошая замена бизнес-ужину.

-Нет, я и был ею. Это я взял твой номер сегодня в «Хатун». Ты будешь злиться?

-Ну, этот обман не хуже того, через что я уже прошла в жизни. Не буду.

Придя домой, Нармин застала в гостиной худощавую незнакомку с пылесосом. Та беспардонно спросила:

-А, это вы из Швейцарии? Я и слышала, что вы очень красивая.

-Я не из Швейцарии, я из Азербайджана. Кто вас нанял?

-Я – Айгюн. Меня прислали из агентства, по запросу Пери-ханум.

Нармин решительно направилась в спальню матери, оставив новую домработницу без ответа.

-Мама! Ты же говорила, больше никаких домрабо… А куда ты на ночь глядя?

Мать накручивала локоны на плойку, в платье, застегнутом наполовину, заговорщецки улыбаясь.

-А оукуда ы? – спросила мать, с заколкой в зубах.

-Я из «Буддист-бара», у меня была встреча по бизнесу.

-М-да-а-а, хорошо что твой отец не в курсе о твоих встречах в барах, - Пери освободилась от заколки.

-Это приличное место, просто называется баром.

-Приличное место баром не называют!

-Мама, я год жила заграницей одна! Неужели ты реально…

«Ладно, стоп, хватит спорить с мамой, это бессмысленно», - сказала Нармин себе.

-Два вопроса: зачем ты наняла домработницу, если говорила, что больше этого не сделаешь? И куда ты собираешься?!

-Ужинать с одноклассницами, у нас вечер выпускников. А Айгюн я наняла, потому что вспомнила, что мой муж – богатый человек, и я не обязана убирать дом самостоятельно.

-Бывший муж, - напомнила Нармин в трехсотый раз, смотря на мать исподлобья и сомневаясь, помнит ли она про свой развод.

-Ну алименты же платит, значит не стоит его списывать со счетов. Слушай, новая девочка такая милая. Восторгается моим интерьер-дизайном, говорит, что я не выгляжу на 55, и что от таких как я, жен, уходят только слабоумные. Я думаю, я ее оставлю надолго.

-Похоже, у тебя появилась новая подруга.

-Именно! – а теперь застегни меня, и хватит критиковать маму.

Остаток вечера Нармин провела, пересматривая «Сплетницу» и листая ленту Инстаграма. Джамиль писал без остановки, но она изредка отвечала. Пусть скучает!

Наутро, когда каблуки Нармин нарушили цоканьем покой рецепции, на столике красовался огромный букет из белых роз.

-Доброе утро, Гюля. Что за цветы? – спросила она, доставая ключи от кабинета.

Уголки ее губ растеклись в разные стороны от озорной и в то же время любопытной улыбки:

-А это вам. От кого – не знаем. Курьер передал.

Руки Нармин потянулись к охапке цветов, глаза бегали в поисках зацепки. В итоге она сказала, как в банальных мелодрамах:

-Я кажется знаю, от кого.

И на рецепции вновь раздалось цоканье каблуков на убывающей тональности, а Гюля, романтично вздохнув, отвернулась к стажеру и сказала:

-Это – наша начальница. Нармин ханум. Запомни. И слушайся ее.

Хочешь моментально узнавать о новых сериях?
Получай весточку на почту!