AZTAGRAMBOOK 2
Глава X:
«На пороге новой жизни»

Джамиля заменила Джамаля.

-Нана! – у нее была привычка называть Нармин «Наной». Так ее не называл никто более.

Марч, мурч.

-Как дела? Как мама? Как папа? Как Рена? Стесняюсь спросить, но все же спрошу – как Рамина? – на последнем вопросе она хихикнула, прижав кулак ко рту. Будто ей действительно было стыдно.

-Спасибо. Со всеми все хорошо. Как сама?

-Все хорошо! Дедушка приболел у меня, я его навещала.

-В 2 часа ночи?

-Ну так главврач – мой двоюродный брат. Я в любое время здесь, каждый день практически. А ты здесь что делаешь?

Джама всегда появлялась там, где ее меньше всего ждут, в наряде, который практически всегда шокирует публику. В ту ночь она выглядела скромно, с ног до головы в черном, и лишь странноватая вуаль-шляпка выдавали в ней страсть к причудливым нарядам. Нармин никогда не представляла, что будет откровенничать с ней, ведь она бывшая жениха ее подруги. Но он уже бывший жених. Бывшая бывшего подруги… А может, и Фидан уже бывшая подруга? Бывшая бывшего бывшей.

В последний год в жизни Джамы произошло много нового, потрясающего и пугающего. В Москве она познакомилась с врачом, когда ей делали очередную липосакцию. Он моментально влюбился в нее, по словам самой девушки. Мама – русская, папа – лезгин. Гремучая смесь. Они общались, встречались, гуляли по вечерней Москве целых полгода. Джама готовилась к эльчи, когда оказалось, что врач четыре раза в неделю, когда не встречается с Джамалей, ходит в отель с каким-то темнокожим красавцем… Разразился скандал на два города.

-Он так орал, он так орал, - шепотом, выговаривая каждый звук, получая удовольствие от смакования деталей, рассказывала несостоявшаяся невеста. – Говорил, что его подставили, это не он, это монтаж… Я сказала: не в этот раз, Самир.

-А как ты узнала?

-Владелец этой сети отелей – наш семейный друг. Он как раз пил кофе в тот момент, когда эти красавцы поднимались в номер. Увидел, узнал, сфоткал – скинул моей маме. О, этот скандал на две страны! – Джамаля обожала скандалы. –Отсюда из Баку моя мама звонит, кричит в трубку, что в Москве нормальных мужиков не осталось, ты пошла эту гомосятину нашла?! Оттуда его мать звонит по скайпу, кладет руку на Коран демонстративно и клянется, что ее сына подставили… Даже из архива его фото где он целует в трехлетнем возрасте девочку, достали, чтобы нам доказать!

-Мама с Кораном? Стоп, ты же сказала она русская?

-Эщщщщи, - махает Джамаля рукой на невидимых несостоявшихся родственников. – Говорят да-а-а. Обманщики и аферисты. Уже потом я по своим каналам пробила, что он еще до того, как сделать операцию, был в курсе, кто я, из какой семьи. Узнал, что мой брат главврач больницы, и это его еще больше подогрело. Он хотел переехать в Баку.

-Дай бог тебе терпения, Джамаля, - только и смогла сказать Нармин.

-Это еще не все! Знаешь, что он сказал, пока я лежала под наркозом? Они такие богатые, что девочка все богатство своей семьи превратила в жир. А теперь снова платит деньги - чтобы все богатство откачали обратно.

-Вот урод!

-Именно. Ну, а у тебя что нового? Как Швейцария?

Нармин вкратце рассказала о произошедшем за последнюю ночь. С каждым словом ей становилось легче дышать. Зрачки Джамы, тем временем, округлялись все больше.

-Слушай, если бы я знала… Да-а-а-а, не ожидала я от нашего Руфатика.

-Чего не ожидала? Он и в школе обожал драться и на разборки ходить. В том числе из-за тебя, - напомнила Нармин и как-то даже заревновала.

Джама, уловив это, махнула ладонью:

-Я тебя прошу. Мы детьми были. Но сейчас что? Это не похоже на ревность. Столько времени вы встречаетесь с этим парнем, и ничего такого не было?

-Нет. Первый раз.

Девушка взяла телефон:

-Я сейчас позвоню кузену, распоряжусь, чтобы ему оказали уход на высшем уровне.

-Спасибо, Джамочка, не стоит. Он в вип-палате.

-И все же… Ты прямо со свадьбы Фатимы? – оглядела она наряд. – Я так и поняла.

-Да, и там тоже Фидан мне сделала сифят по поводу того, что я не могу найти порно-шантажиста.

-Порно кого?

-Ну шантажиста, который требует у всех денег за секс-видео, не слышала?

-А что, он это за деньги делает?

-А как еще?

Джама огляделась, будто проверяя, не подслушивают ли их. Больничный коридор был пуст.

Она наклонилась к уху Нармин:

-Так я же знаю, кто это!

***

Сон навязчивый и вязкий, как неспелая хурма, никак не хотел отпускать. Было утро, щедро политое вчерашним похмельем и солнечными лучами. Он встал с кровати, бессильно метясь тапок. Обулся с третьей попытки и зевнул. Нащупав на тумбочке пачку, обнаружил, что осталась последняя сигарета. Чертыхнулся и вышел на балкон. На голодный желудок вернулся в реальность чирканьем спички. Куда едут все эти люди? - спросила бы сейчас Эллина. Ну да, ты - понятно, проснулся рано после вчерашней кутерьмы, и тебе на работу. Но все эти люди в воскресное утро? Куда они? Она любила задавать этот вопрос. Когда они возвращались вечером с дачи, когда видела толпы в в аэропорту и на вокзалах... Куда все эти люди? Этот вопрос всегда оставался без ответа. Вспомнив Эллину, он невольно дернулся.

Эллина… Ее оглушающий смех, длинные черные волосы, привычка просить у всех прощения по поводу и без.

Почему ты ушла?

С кухни послышался голос, прервавший эти воспоминания.

-Гадан алым, сехер сехер адж гарны сигарет чекме.

-Ну так приготовь завтрак.

Сегодня на работу к 8, а надо протрезветь и искупаться.

«Еще надо навестить детишек в больнице», - вспомнил он, пролистывая ленту новостей.

Как же ему тошно в этом городе! Завершить бы все дела и уехать на тропический остров. На Канары или Багамы. Забыть, стереть, поменять номер и гражданство. Никогда не вспоминать, что есть такое место. Как там было в песне «Еле дыша»? В городе сплетен, где деньги решают проблемы.

А мать? Она ведь не сможет жить вдали от этого пыльного, грязного городка. Ее род отсюда, и она очень гордилась тем, что коренная бакинка.

-Что сделали тебе твои бакинске родственники хорошего, что ты их так любишь?! – спрашивал он в пылу, когда мать в очередной раз принималась хвалить их.

И когда нужна была помощь… Они лишь отвернулись, сделали вид, что незнакомы.

В армии он считал дни, когда вернется, чтобы приступить к новой жизни. У него были гениальные бизнес-планы, мечты… Но возвращение оказалось самым горьким днем в его жизни. Эллина так и не дождалась. Он упустил шанс увидеть ее в последний раз, обнять, поцеловать, прижать к груди. Сказать, как сильно он любит ее, такую смешную, наивную, кормящую бездомных собачек…

Эллина, почему ты не дождалась?

Ладно, хватит омрачать и так серые будни. Он умчался на своем новеньком авто, и кто-то во дворе перешептывался:

-А кто этот сосед на классной тачке?

-Может, приехал в гости.

-Но он выехал из гаража. У него вип-место на парковке.

-Очередной мажор… Папенькин сынок.

Запищало приложение о новом пассажире. Эльдара забавляло подбирать пассажиров раз в день. Друг сказал, это хороший способ знакомиться с девушками. Огромные зрачки людей, когда по вызову такси приезжает его автомобиль… И вопросы, зачем он таксует?

-Кто на этот раз? – спросил он сам себя. – Фидан ханум, на соседней улице. Ну что ж, посмотрим на тебя.

Снято во дворе элитного жилого комплекса «Палладиум»: за Фидан Самедовой приехал какой-то парень, и очевидно, не араб. Неужели королева городских балов потеряла надежду и поддерживает местного производителя? Очевидно, все друзья арабского жениха Фатимы стыдливо отвернулись от нее после позорного позора.

-Фидан ханум?

-Так, чтобы сразу поставить все точки над «и». Я не пользуюсь такси и это чрезвычайная ситуация. И когда я вызывала вас по приложению, которое мне клянусь, пять минут назад закачала домработница, я ожидала видеть что угодно, но не такую тачку! Скажите, зачем человеку на вашей машине таксовать?! Вы наносите укор моей репутации. Если кто-то видел меня сейчас, то сто процентов пойдут грязные слухи…

-Ради забавы.

-Вам смешно?

-Да конечно, а вам нет? И куда мы едем?

-Мне грустно и больно! В салон красоты «Хатун».

-А где это? Покажете?

-Да что вы за таксист такой! Езжайте на улицу Узеира Гаджибекова, оттуда покажу.

Остальную половину пути они провели в молчании. Эльдар смеялся. Такие ситуации как нельзя поднимали ему настроение. Какой-то чертик укусил его спросить:

-У вас чрезвычайная ситуация в салоне красоты?

-Я еду мириться со своей лучшей подругой. Слушать ее извинения.

-Но ведь в салоне будет шумно, фен работает…

Фидан не ответила и сделала вид, что слушает музыку в наушниках, параллельно набирая текст:

«Я только что вызвала такси и за мной приехал симпатичный парень на крутой тачке!!!»

«Ну и везет тебе. В первый раз вызываешь такси и ту такое! Если б я знала, сама бы вызвала».

«У тебя есть Джамиль».

Фидан намеревалась мириться с Нармин по своему желанию. Она все еще презирала подругу за то, что та не сдержала своего слова. Но на днях, делая наращивание ногтей, она услышала в салоне новость: Джамиль сделал ее лучшей подруге предложение по всем правилам, купил миллион роз, нанял настоящих мариачи (настоящих, младшая сестра Нармин владела испанским и проверила), которые спели серенаду под окнами, снял клип о том, как он ее любит, и… Подарил уникальное бриллиантовое кольцо собственного дизайна, которое изготовили ювелиры на фабрике его отца в России.

В общем, говорят, свадьбе быть! Разносчиком новости была Джамаля, с которой по непонятным причинам Нармин очень сблизилась. Та оставалась у Нармин с ночевкой как раз в ночь сюрприза.

А что означает свадьба Нармин Гасымовой и Джамиля Ахундова?

Самые влиятельные семьи города соберутся поздравить их с началом семейной жизни.

А значит, на этой свадьбе будут лучшие холостяки страны!

Фидан была взволнованна и обекружена одновременно. Она и не думала, что Джамиль так быстро женится на подруге. Она вообще думала, что он использует ее и бросит. А Нармин оказалась умнее и притворилась девственницей.

«Да… Вот уж Нармин. Всех нас облапошила», - только и крутилось в голове у Самедовой, пока ее ногти приобретали в считанные часы желаемую длину благодаря новейшей технологии.

Фидан переполняли противоречивые мысли. Ну как она умудрилась опоздать с замужеством? Ведь она всегда была более выгодным вариантом, чем Нармин! Репутация – чище, родословная – лучше, связи семьи – больше… Фидан происходила из аристократического рода и никогда ни с кем серьезно не встречалась, а Нармин? Дочь какого-то торгаша из глубинки, поднявшего несколько бизнесов. Тусовка день за днем обсуждала ее отношения без будущего с Руфатом, скандал, когда Руфат посягнул на любовницу Азада… Жила заграницей одна и непонятно чем там занималась! А после выхода азербайджанской «Сплетницы», где все тут же узнали Нармин как главную героиню, всплыл и главный ее секрет – она недевственница!

Нармин буквально притягивала к себе сплетни и дурную репутацию, и что? В первый же день по прибытию познакомилась с крутым азербайджанцем из России! Ее отец в кризис еще сильнее разбогател! Что делала эта девочка? Может, магию, джаду? Это был единственный ответ, приходивший на ум Фидан.

-Если верить GPS, то мы приехали в «Хатун»… Фидан ханум.

Водитель, наконец, повернулся. О, черт! Какой симпатичный!!! Какая улыбка! Что за зеленые глаза! Наверное, лезгин. Фидан на мгновение забыла все свои печали, связанные с благополучием Нармин. Ее рука с деньгами застыла.

-У вас… будет сдача?

-О, прошу вас, не надо этого. Да и сдачи у меня нет – только крупные купюры.

-Но я буду чувствовать себя в долгу. Это очень неудобно!

-Фидан ханум, Вы красивая. Сходите со мной на свидание.

-Я же вас не знаю! Откуда мне знать, вы таксист, маньяк или кто?

-Я – бизнесмен. – он протянул красную карточку.

Рука Фидан затряслась, когда она забирала ее.

На визитке прочитала: «Эльдар Бабаев. Teriyaki LLC. Владелец».

Она в спешке вышла из машины, не попрощавшись, смущенная. В голове крутилась фраза ее бывшего Фарида: «Что. Это. Было».

В салоне, не поздоровавшись, торопливо проследовала в кабинет директора, проигнорировав приветствие Гюли.

«Да, невежливо, надо было поздороваться. А то решит, что я на понтах».

Открыла без стука и застала Нармин спиной к окну. На столе тут же заметила пачку сигарет и розовую зажигалку.

Когда подруга повернулась, Фидан чуть не взялась за сердце. На безымянном пальце Нармин красовалось то самое кольцо, а между средним и указательным пальцем зажата тонкая сигарета…Она еще и курит!

-Ты что?!

-В Швейцарии начала.

-Прямо на работе? А Джамиль знает?!

-Да. Он даже мне сигареты покупает.

-Я в шоке. Что у тебя за короткое платье?

-Джамиль купил. Ему нравятся мои ноги. Теперь, мамаша, мы можем поговорить?

-Ну и повезло тебе… Такой современный парень попался.

-Ну, он же в Питере вырос. А зачем ты пришла, кстати? Неужели на укладку? Тебе же не нравятся мои мастера. Да и я не нравлюсь с некоторых пор.

Бросив окурок в окно, Нармин опустилась в кресло. Нагнулась к телефону:

-Гюля, пожалуйста кофе принеси… Фидан, ты присаживайся куда хочешь. Ты что-нибудь будешь?

Фидан замотала головой, а потом сказала:

-Мне жасминовый чай.

Нармин уселась поудобнее, поправляя декоративные очки.

-Я пришла тебя выслушать.

-Всмысле?

-Ну, я знаю, что ты виновата перед всем нашим кругом. Но я тебя решила простить.

Нармин настиг нервный смех. Она хихикала, как ребенок, которого щекотали впервые в жизни.

Она покрутила рукой перед лицом, любуясь розовым маникюром и красивым колечком.

-За то, что Лейла и Кеша – шлюшандры нашего городка, Рамина не знает, с кем принимать наркотики, а твои родители не успели заплатить нашему милому порно-шантажисту?

Тут она замолкла. Внесли напитки.

-Нармин ханум, ваш жених приехал.

-Скажи ему, чтоб ждал. Тут, это… суд идет, - она иронично взглянула на подругу.

Гюля кивнула.

-Ну, про суд ему не говори, это просто шутка, - уточнила Нармин.

Гюля кивнула вновь:

-Да, конечно. Я попрошу его подождать.

Фидан осторожно отпила свой чай. Они вновь остались наедине:

-Ну ничего себе ты с сотрудниками шутки шутишь. Может, еще про аборт Рамины расскажешь им?

-Можно, я сама разберусь, как вести бизнес? У меня для консультаций есть HR-менеджер, директор по развитию и совет директоров, состоящий из папы и его родственников.

-Я вообще-то с добрыми намерениями.

-Ты всегда так, с добрыми намерениями, Фидан. Благие намерения ведут прямо в жопу, слыхала? – Нармин привстала. – Ладно, пойду сделаю укладку. Ты со мной?

Фидан хотела было согласиться на укладку, в знак примирения и восстановления их долгоиграющей дружбы, но тут их прервала открывшаяся дверь. Гюля, чьи взъерошенные волосы делали ее похожей на сбежавшего из леса дикообраза, сообщила:

-Нармин ханум, там в приемной какая-то женщина кричит, скандалит и бьет сумкой вашего жениха. Угрожает расправой. Что делать?

-Охрану вызвать пробовали?

-У нее самой телохранитель.

Фидан с Нармин выбежали из кабинета. Крики доносились даже с противоположной части салона. До ушей доходил такой азербайджанский мат, с которым не сравнима ни одна многоэтажная новостройка. Ну даже высота Бурдж Аль Араба – нервно курит в сторонке по сравнению с уровнем этих оскорблений.

Гюля, разумеется, не лгала: на рецепции неизвестная истеричка, какую раньше не видели ни на одной свадьбе, размахивала своей брендовой сумочкой перед Джамилем, стараясь попасть ему по голове, но он умело уворачивался.

«Наверное, привык после драки с Руфатом», - подумала Нармин. И следом:

«Бедный мой Джамиль. Почему его все время бьют?»

За боями без правил равнодушно наблюдал, спиной к входу, огромных размеров мужчина в очках и с беспроводным наушником в ухе. В народе таких называют «шкаф».

-Успокойте свою хозяйку! Это жених моей подруги! – обратилась к нему, насколько позволяла ситуация, вежливо Фидан.

-Я имею права вмешаться, только если ей угрожает опасность, - пожал плечами Шкаф, даже не поворачиваясь в сторону девушки.

«А симпатичный, мерзавец».




Хочешь моментально узнавать о новых сериях?
Получай весточку на почту!
В предыдущих сериях...