AZTAGRAMBOOK 2
Глава XII:
«Эллина»

Он-то знал, что кончается лето
Что подходят ненастные дни.
Что давно уж их песенка спета
То, что к счастью не знали они.
Николай Заболоцкий
"Последняя любовь"




Умоляю, сейчас только не устраивайтесь поудобнее. Прошу, ни к чему ахать и охать: "Какой же смелой надо быть, чтобы вот так в открытую о своих ошибках".

За окнами июнь 2008 года, а я - впервые заграницей.

Вы только посмотрите на меня!

Ношу яркий блеск на губах и разноцветную бандану, в ушах серьги-кольца - мама впервые дала мне надеть большие украшения. До того, как мама уехала, меня видели только в скромных брюках-капри и блузках, но уже через три дня мой гардероб меняется до невообразимой неузнаваемости.

Я в гостях у бибишки на целый месяц. Впервые вдали от дома. Впервые одна, без мамы и брата.

Впечатления накатывают соленой волной, незнакомые яркие вывески магазинов, другого оттенка лица и волосы, непривычные диалоги прохожих, голоса... Я разглядываю каждый уголок новой, неведомой мне жизни, и мои глаза, словно камера репортера, стремятся все заснять, записать. Кафе и магазины, зеленые парки, о существовании которых я даже не догадывалась.

Сколько всего я расскажу девочкам в школе! 9 класс - уже не дети, все будут хвастаться своими каникулами. Кто "взрослее" провел лето. Но я не хочу быть взрослее. Я просто хочу прожить эту маленькую жизнь, так, словно я - не застенчивая и тихая Эллина.

Каждый вечер мы гуляем с кузиной по парку возле дома. Тетя волнуется, и не разрешает засиживаться допоздна. Но в тот день была генеральная уборка, и она выгнала нас из дома добровольно-принудительно. Я сжимаю в руках конус восхитительного мороженого и ловлю каждый запах, вкус, кадр этого лета.

Мы опустились на скамейку, Сона ушла взять еще сорбета. И оглянув ленивых прохожих в теплый вечер, хоть всего на минуту, я ощутила такую свободу… Я, одна, в незнакомом городе, гуляю в парке! В такие моменты человек чувствует себя просто как никто, просто частица этого огромного мира… Интересно, может Аллах все так и задумал?

-Вкусно тебе?

Я настолько удивилась, что мороженое капнуло на ногу, оставляя лимонную кляксу на колени, а я даже не поспешила от нее избавиться. Мой собеседник - взрослый парень, по цветотипу, мой земляк, по виду - состоятельный человек, только что он делает в парке?

Обычно я не отвечаю незнакомцам, так как мама и брат не разрешают. Но в те дни я вела себя не так, как обычная Эллина.

-Угощайся, - протянула я ему свое лакомство.

-Спасибо, но нет. Ayıb deyil.

Он присел рядом и спросил:

-Не подумай ничего плохого, ты хочешь сняться в клипе?

Так я встретила единственного и главного мужчину своей жизни.

Мне было 14 лет и никто не сказал мне, что любви свойственно горькое послевкусие…

Целый месяц мы гуляли втроем - я, Сона и он. Он мало что рассказывал о себе, кроме того, что работает у отца, и снимает клипы российским звездам.

Он был как из сна, как из другой Галактики, так не похожей на мою жизнь.

Медленно говорил, был таким честным и заботливым, всегда угощал нас с Соной, провожал до дома.

Сона не давала мне покоя; она каждый день, видя мою глупую физиономию, напоминала:

-Вот уедешь ты обратно, он даже о тебе не вспомнит.

Когда она отходила ради приличия за мороженым или позвонить маме, я почувствовала осторожное прикосновение грубой кожи на своих руках и плечах. Я заглядывала ему в глаза и как-то само по себе получалось, что лицо светилось грустной улыбкой. Я и представить не могла, чем все закончится, лишь знала, что у этой истории не будет хэппи энда.

Стоило кузине показаться на горизонте, как мы снова возвращали приличное расстояние между друг дружкой.

Дни, пока он был на работе и деловых встречах, тянулись мерзкой жвачкой. Московские будни занимали меня встречами с родней и раздражающей дежурной фразой: "Эллиночка, ты выросла! Я тебя помню в-о-о-т такой".

Но это еще мелочи. Еще они говорили:

"Как там твой отец? Не работает, болеет, да?"

Нам было очень сложно последние годы, папу не пощадил Альцгеймер, мама еле-еле кормила нас зарплатой уборщицы, а брат работал, чинил компьютеры, забросив учебу.

Родственники не делали ничего, кроме этих дурацких расспросов, как мы справляемся. По ночам я мечтала, что выйду замуж за обеспеченного человека и утру всем нос. Папа выздоровеет, мама уйдет с унизительной работы, где до нее домогается начальник. Брат продолжит обучение. Я искренне верила, что замужество - мой единственный путь спасти семью от голода.

К примеру, у нас были соседи, мать и дочь. Назовем их семья Н. Мать алкоголичка, дочь училась в техникуме. Что только не делала несчастная! Искала еду на мусорке, предлагала женщинам предсказания на кофейной гуще, а мужчинам - свое тело. Соседки ходили к ней погадать и заодно посмотреть, как живут несчастные, а потом перемывать косточки тем, кто живет хуже них, и приговаривать: "Bunların axırı nə olacaq?.."

Однажды семья Н. съехала, очевидно, поздней ночью, когда их никто не видел.

Квартира пустовала, а потом туда въехали молодожены.

Соседи гадали, уже не на гуще, что же произошло с ана-бала?

Спустя какое-то время мамина подруга, тоже работавшая домработницей, пришла вечером с невероятной историей: в особняк, где она убирает, пожаловали бывшие соседи.

Дочь вышла замуж за большую шишку. Ее мать вылечили, и теперь они живут в большом светлом доме.

Соседи были возмущены, а я радовалась этой истории. Она давала мне надежду.

Вечерами Джамиль всегда без опозданий ждал на том же самом месте, где в тот день спросил про мороженое.Вечера пролетали, наступало 18:00 и сразу через минуту 21:00. Было так сложно прощаться. Прошло 5 дней, Джамиль ждал ответа.

Снимусь ли я в клипе? Его поджимали сроки. Нужна была девушка азербайджанской внешности.

Конечно, мне заплатят, сколько нужно. Что я буду делать с этими деньгами, как объясню родителям и брату? А если меня увидят родственники? На шестой день ответ пришел. Мама сказала, что денег на лечение больше нет, и она ищет покупателей для фортепиано и компьютера брата. Брат мечтал стать программистом и копил на этот комп три года. Я отбросила страхи и сомнения, и сказала Джамилю: -Я согласна. Когда съемки? Только обещай, что имени моего в титрах не будет. По дороге домой кузина была возмущена:-Ты с ума сошла! Что скажут родственники?-Мне уже плевать. Они моего отца не спасут. Нельзя отказываться от шанса, который дает тебе Бог.


***


Я, оборванка с окраины Баку, впервые на съемках клипа в огромной студии в Москве! Джамиль заехал за мной в 7 утра.

Нет, конечно, не прямо во двор, а ближе к тому парку, где мы гуляли.

Когда тетя спохватится меня, Сона скажет, что у меня болела голова и она отвела меня к врачу, а там огромная очередь.

Конечно, тетя будет ругаться, что меня так долго нет, и я одна. Но у Соны прекрасная фантазия и она меня прикроет, во что бы ни стало. Тем более, я обещала ей накупить каких угодно шмоток и косметики, когда получу гонорар.

Я шагнула в зазеркалье. Зазеркалье, зателевизорье. Все мечтают туда попасть. Только я об этом не мечтала, я лишь хотела как лучше, для семьи. Джамиль тоже волновался, было видно. Я погрузилась в машину с большой розовой сумкой. Мы оба смотрим на детскую площадку перед собой, каждый осмысливая про себя план действий, будто мы едем грабить банк. С минуту мы сидим так, он держит руку у подбородка в стиле великих мыслителей. А потом говорит, повернувшись ко мне на выдохе:

-Ну как, готова?

-Да.

Мы отправлялись в путешествие. Точнее, я. В путешествие в параллельный мир, о существовании которого знала только по телевизору.

-А что в сумке?

-Косметика, одежда на смену, всякие женские мелочи.

На моей щеке тепло его пальцев:

-Ты смешная. В студии все есть.

За окном меняется калейдоскоп пейзажей, и вот мы перед высотным зданием.

Конечно, Джамиль был прав: в студии все есть. Мне все показывают и рассказывают. Я сажусь в кресло, напротив зеркала с большим количеством лампочек. Настоящая гримерная. Высокая, намного выше меня, блондинка колдует над моим лицом. Меня никогда не красил профессиональный визажист. Джамиль распорядился, чтобы мне давали все, что нужно.

Дальше все было, как на ускоренной перемотке. Мне говорили, как встать, как повернуться, что делать. Я играла в клипе дочь певицы от азербайджанца.

Прошел день, Джамиль приехал и отдал пачку денег в конверте. Пять тысяч долларов. Здесь 11 маминых зарплат. У меня трясутся руки, я никогда не видела долларов и вообще таких сумм. Прячу все в ту самую розовую сумочку. Идем с Соной покупать новые шмотки, как я и обещала.

После съемок Джамиля будто подменили, он не приходил увидеться со мной, не звонил.

Я думала, что жизнь потеряла смысл. О, если бы я знала, что жизнь потеряет смысл чуть позже!..

Мы все так же гуляли с Соной каждый вечер, и каждый вечер был для меня надеждой. Я представляла, как он придет. Молила бога. Каждый вечер готовилась, надевала все самое открытое и красивое. Голос Соны противным эхом моих опасений звучал в ухе:

-Он тебя использовал, получил то, что ему от тебя нужно и пропал, вот видишь! Не надо было сниматься. А теперь что? Опозорит тебя на весь мир! Моли бога, чтобы эта Яна передумала выпускать песню про Баку!

За все оставшиеся 3 недели он позвонил раза 3. Первый - спросить, отдохнула ли я после съемок. Потом - когда я уезжаю. В третий - спросил, не моя ли кофта осталась в студии… И все. Говорил, что занят на работе, и я почти смирилась.

Он не пришел со мной попрощаться.

В последнюю ночь, собирая чемоданы, я чуть не разрыдалась, потому что… играла наша песня.


"Дай мне одно лишь слово

Вспомнить, что мы знакомы

Если увидишь снова".


И я сказала себе: главное - он вспомнит, что мы знакомы, если увидит вновь. Это было в моей жизни, и наверное, лучшим.


***


Конечно, я много плакала в подушку, и в Баку, и в Москве. Поняв, что меня использовали и бросили, я рыдала, вспоминая наши вечера вместе, когда моя рука чувствовала его прикосновение ровно на 5 минут.

Я вернулась в унылый, душный Баку. Мама целовала, обнимала, разглядывала, пытаясь определить, что изменилось во мне.

-Как же ты выросла! - сказала наконец, не найдя ответа на молчаливый вопрос.

Деньги маме я отдала, сочинив легенду. Напрягла фантазию, насколько это возможно. Тетя попросила родственников помочь, продала какие-то драгоценности. Запретила мне об этом рассказывать, чтобы мама не считала себя в долгу.

Мама молча слушала, брови насупились, она пытается определить, в чем же ложь или подвох.

Мне безразлично. Я лишь хочу избавиться от этого груза и больше не испытывать боль.

Тогда я узнала, что больно расставаться не с человеком, а с мечтой, которую он подарил.

Я всерьез верила, что так бывает. Я хотела быть Золушкой.

Кто же не хочет?

Даже парни в наши дни мечтают быть Золушками. Ну знаете ли, такими, у чьих жен богатые семьи, и им все организует тесть. Лишь бы те жили с их дочерьми.

Моя история действительно обрела сюжетные повороты Золушки. Но в неожиданном ключе.

После каникул ребята в школе кажутся ненастоящими. Сущие роботы. Пустота в глазах. На каждом уроке смотрю на время, живу от звонка до звонка.

Как только меня оставляют в покое, вспоминаю Джамиля… Машинально отвечаю на вопросы. Домашнее задание забросила. И каждый день со страхом жду новостей о клипе. К счастью, у нас нет российских каналов. До истории с Джамилем я как-то комплексовала по этому поводу. А теперь радуюсь.


20 декабря. 6 уроков подряд. Устала. Наконец-то звонок!!! Наконец, домой. Быстро собираю портфель, кутаюсь в единственный свой теплый шарф… Под ухом жужжит одноклассница, что-то про директорскую контрольную по алгебре, как все будет строго, телефоны отнимут, списывать нельзя…

Хочу спать. Домой и спать! Дома удостовериться, что все нормально (т.е. Клип не вышел и я не опозорена), а потом лежать, предаваться фантазиям, вспоминать те прекрасные дни в Москве.

Мы выходим на школьный двор. Земля плывет под ногами, когда я поворачиваюсь влево и вижу.

Улыбку с выступающими вперед зубами и 3 розочки в руках.

-Шейла, не жди меня, я забыла учебник по алгебре, - говорю и останавливаюсь.

-Хорошо, - пожав плечами отвечает подруга. - У нас нет завтра алгебры.

Пока она не отойдет на безопасное расстояние, я делаю вид, что копошусь в портфеле. Он подходит. В глазах у меня все плывет, его образ тоже появляется расплывчато, я отворачиваюсь к стенке вытираю шарфом сентиментальную сырость на лице.

-И зачем ты здесь?

-Только приехал, захотел увидеть тебя. Оказывается, у тебя хорошая школа. Вон какой ремонтище! А ты столько жаловалась!

-Я думала, ты меня используешь.

-Вы, подростки, такие максималисты. Ты - Королева Драмы. Я просто был занят. Как прилетел, сразу с самолета - к твоей школе. Не мог найти твой номер. Пошли со мной, посидим, пообщаемся.


В машину к нему я села только на безопасном от школы расстоянии. За это время мы уже дошли бы пешком.

-Мы едем в кафе? Я не могу с тобой сидеть в кафе. Если брату скажут, мне будет очень плохо.

-Ты же говорила, брат в армии?

-Да. Но друзья звонят ему регулярно.

-В любом случае, тебе не о чем беспокоиться. Мы едем в одно тайное место.

-Тайная комната, как в "Гарри Поттере"?

-Не смотрел. Но наверное да.


Опущу подробности и интимные детали вроде цвета его трусов, не пристало покойнице глаголить о плотских утехах. Я здесь, чтобы рассказать правду из могилы. Но не для того, чтобы смущать или возбуждать.

Скажу, для ясности повествования, что случилось то самое, запретное, вкусное и сладкое, что азербайджанским девушкам ни под каким предлогом нельзя делать до оформления официальных отношений.

Я об этом не знала, Джамиль тоже.

Пока я росла, каждый день случались какие-то беды. Наш дом сносили, папу выгнали с работы, он заболел, до мамы домогался начальник, брат ушел со школы, чтобы работать… Основной целью каждого дня для моих родителей было найти, чем прокормиться.

Разговоры о воспитании и менталитете, о том, что приличной девушке делать можно, а что нельзя, дома не велись. Сколько себя помню, мама все время страдала, плакала, и в сердцах говорила:

"Найди себе состоятельного мужчину! Никогда не ищи любви!"


В Джамиле я увидела и состоятельного мужчину, и любовь всей жизни. Это делало меня счастливой. И конечно, я без каких-либо сомнений отдалась в омут подростковой страсти.


***


А потом, разумеется, на моей улице наступает праздник.

Пришли светлые дни, как у Золушки.

Каждый день в 14:00 я была в том самом месте, которое уже перестало быть тайным.

Мы проводили там жутко мало, 1-2 часа, пока ему не нужно ехать дальше, на встречи. Когда я просила остаться подольше, он всегда отвечал: "Не могу. Надо с родственниками увидеться".

На полу валялась моя школьная форма и рядом - его узорчатая рубашка, ремень с золотой бляшкой и брюки. Под попой у меня мягкие шелковые простыни, на мне - такие же шелковые трусики. Он подарил. Точнее, они здесь уже были, и когда увидела запакованный комплект, он сказал:

-Нравится? Можешь взять себе. Это подарок. Да и это лучше, чем твои трусики с ромашкой.

Да, мне очень нравится! Теперь я знаю, почему богатые люди живут лучше. Дело не в деньгах, а в условиях, которые деньги создают. Они, к примеру, заботятся о своем комфорте.

Он курит, мне в нос бьет запах сладковатый запах чего-то жженого, похожий на плавленные провода.

У нас 15 минут перед тем, как вернуться в будничную жизнь. Я читаю с выражением, искоса наблюдая его реакцию:

-"О, как убийственно мы любим,

Как в буйной слепоте страстей

Мы то всего вернее губим,

Что сердцу нашему милей!

Давно ль, гордясь своей победой,

Ты говорил: она моя...

Год не прошел - спроси и сведай,

Что уцелело от нея?".

-Красиво. Даже смертельно. Сама написала?

-Нет, - показываю обложку. - великий русский поэт.

-Пушкин? - спрашивает он, не смотря на книгу.

-Тютчев.

Он везет меня к метро, от которого я поеду домой.

Мы провели в городе две волшебные недели. Прямо как в песне Яны "Лав стори - Баку". Молитвы мои были услышаны. Клип так и не вышел - тот азербайджанец, которого она клеила, заклеился без песни. Влюбился. Позвал замуж и потребовал уйти со сцены.

Я слушала историю, про себя повторяя: "Sağ əli mənim başıma".


Моя личная жизнь процветала, я готовилась рассказать обо всем маме. Как только он скажет волшебную фразу "Маме скажи, пусть готовятся".

Он звонил каждый день. Рассказывал, как проходят будни на съемках и встречах. В холод и снег, я выбегала на балкон поговорить с ним. Дома нельзя - мама услышит.

Впрочем, он ничего не обещал мне. Мы просто встречались, как обычная парочка.

Конечно, все это отразилось на моей учебе и физическом состоянии. Из-за ночных разговоров на балконе, я простудилась. Сбегая с последнего урока в течение двух недель, навлекла на себя гнев классной. Теперь должна отвечать по истории все те пропущенные параграфы. Лежу, зубрю учебник.

Набеги, грабежи, дань, шахи, ханы, цари, ремесленники, самозванцы… Неужели это все происходило на самом деле?

Мама говорит по телефону, обсуждает очередную свадьбу.

-Да, да. Конечно, сделать это до свадьбы - значит стать б/у товаром. Даже первый на тебе никогда не женится, использует и бросит. Тем более, если это приличный мужчина. А у adlı-sanlı семей тем более строго все по этому вопросу. Они думают, если она дала до свадьбы - то любому дает. Никто на таких не женится. Если уж мужчина это сделал, он должен обеспечить ее достойным будущем. Но не жениться! У недевственницы нет будущего. Ни с кем.


Оказывается, я - б/у.

Я жадно ловлю каждый звук, шокировано, испуганно, разочарованно.

Вот почему тут никто не занимается сексом!

О, как мне захотелось вернуться в прошлое и все исправить!

Хочу быть снова маленькой, невинной, милой девочкой. Но на мне теперь клеймо. На меня будут тыкать пальцами и говорить "Шлюха". Не дождавшись крови в первую брачную ночь, муж выставит меня за дверь с немногочисленным джеизом.

А если меня не возьмут замуж, что я буду делать, как жить? Сидеть до конца дней на шее у мамы и брата?

И про меня будут говорить "Старая Дева", как про наших злых и ворчливых соседок.

Ходить в чужие квартиры домработницей, как мама?

Ведь я ничего не умею и ненавижу учиться.

Мама с братом убьют меня сами, когда узнают, что я натворила в 15 лет.

Как можно быть такой наивной дурой! Джамиль на мне не женится. И никто не женится.

В ту ночь, когда все уснули, я написала прощальную СМС-ку Джамилю: "Прошу, не думай, что это из-за тебя. Я люблю тебя и всегда любила. Мы зашли слишком далеко. Мне не нужно было с тобой делать это. Наши отношения были ошибкой. За которую я заплачу сама".

Поднялась на крышу, сняла тапочки и ступила туда, в новое измерение… Из которого сейчас вещаю. Кстати, от суицида умирает только тело.



***

«Мир не знал ее, пока она была жива,

но знал я и остался ее оплакивать»

Петрарка.

Сонеты


Яркий свет слепит глаза, Нармин прищуривается. Маленькая гостиная. За столом - женщина 70 лет, рядом - Нармин, обнимает женщину крепко-крепко.

-Мне так скучно здесь одной. Дедушки рядом нет. Приходи почаще.

-И ты приходи.

-Приду. У меня в твой салон скидка 70%.

"Почему у родной бабушки скидка 70%? Почему я не могу привести ее просто так?"

Нармин садится на кровати. На ощупь кликает в телефон: 6.30 утра. Она оглядывает комнату, трогает простынь и одеяло. Она так давно не видела бабушку во сне. И никогда не обнимала ее вот так от души… И именно накануне помолвки!

Погуглила: "к чему видеть покойную бабушку во сне", результаты неутешительные. Бабушка предупреждает об опасности!

Она подошла к окну. У подоконника рассветало утро ее мини-помолвки - хяри, день, когда к ней придут свататься и официально наденут кольцо.

Как долго она ждала этого трепетного дня!

Хотя чаще представляла эту помолвку с Руфатом, чем с каким-то Джамилем из России. Какая непредсказуемая штука, жизнь! Всего 365 дней назад она гуляла по Женеве под руку с итальянским виноделом, а сегодня стоит у окна в Баку в ожидании сватов ювелирного магната.

В гардеробной со вчерашней ночи ждет выглаженное платье. Продумано все, вплоть до маникюра, ароматов в доме, оттенков макияжа, украшений…

8 утра. Она ступает на еще мокрую от росы почву, на голове едва держится платок. На кладбище пусто. За их машиной припаркована еще одна со знакомыми цифрами.

-Мне пойти с вами?

-Нет, ждите. Тут безопасно.

Проходит мимо памятников тем, кого больше нет… Вот ее одноклассник - разбился на своей машине 3 года назад на трассе вместе с девушкой. Ему тоже было 19. Родители возвели ему огромный склеп.

Когда Руфат попал в аварию на том же месте, все думали, что это он и он тоже умер.

Бабушка и дедушка. Сильная женщина и добрый, великодушный мужчина. Нармин плохо знакома с ними, они ушли молодыми.

Она вглядывалась в черты покойников, желая испытать ту живую связь, что была во сне. Но покойников не вернешь… и сны - все, что нам остается для связи с тем миром.

Она уже собиралась уходить, как за спиной услышала вдали знакомый бас.

-Да, да… приеду, мам, через час буду. Да, и цветы куплю. Хорошо. Давай. Не могу говорить.

Прошла мимо многочисленных могил, подавляя в себе страх. Кочки, растения… у одинокого надгробья на окраине, стоит он.

-Кто это?

Он, словно его разговор с невидимым собеседником внезапно прерван, обернулся на вопрос. Удивленно, будто только обнаружил, что все это время был один.

Нармин тем временем читала надгробие: "Бабаева Эллина Эльман гызы. 15.05.1994-21.01.2010".

-Такая молодая… кто это, Джамиль?

-Подруга детства. В Москве подружились.

-Что с ней случилось?

-Попала в аварию.

-Ужас. Аллах рехмет элесин. Странно, что ты вспомнил о подруге детства в день нашей помолвки.

-Ты ревнуешь к покойнице?

-Я просто удивлена. 9 утра… ты один… прощаешься с Эллиной.

-А ты что здесь делаешь?

-Пришла к бабушке. Видела ее во сне.


Нармин вернулась домой в смешанных чувствах. Семена сомнения и страха, посаженные у могильной плиты промозглым утром, продолжали расти до обеда.

И росли бы дальше, съедая в сомнениях невесту, если бы ровно в полдень не случилось худшее, что может быть с девушкой, а уж тем более - с невестой, в ответственный день.


***


Фидан так часто оглядывалась по сторонам, что Эльдар прервал свой рассказ:

-Ты кого-то ждешь здесь?

-Я просто смотрю, нет ли знакомых. Так ты рассказывал как вернулся из армии, и что дальше?

Прочитав новость о том, что Эльдар - щедрый и перспективный бизнесмен, Фидан решила, что своего не упустит. Но не успела. Эльдар написал ей в Инстаграме первым. Перед помолвкой подруги, она выкроила часик, чтобы выпить с ним чай на террасе с видом на "Азнефть".

Эльдар производил впечатление скромного парня. Фидан разглядывала его кошелек, ключи от машины, кепку, пытаясь определить уровень благополучия, ожидающий ее. Но даже аксессуары ни о чем не говорили.

"Он либо очень богат, раз скрывает это, либо очень беден и просто выпендривается", - подумалось ей, в момент, когда зазвонил телефон. Они уже собирались вставать. Он клал между кожаными обложками свою карточку, и Фидан одним глазом пыталась по цвету определить, что за карта? Кредитка? Дебет? Золотая? Платинум? Обычная?

Другой частью себя, она отвечала на телефон.

-А? Что? Я? Я в кафе. Господи, Рена! Ну конечно, я готова. Да, в зеленом буду. Нет, мы с ней ее говорили. В смысле - не отвечает? Ну позвони на ресепшн, не я секретарша твоей сестры! В смысле? Ушла? Без вещей?!!! О боже! Я еду к вам!


14:00. Через 15 минут скоростной поездки, Фидан уже сидела в спальне лучшей подруги.

В доме творился хаос. С одной стороны - готовились к приему гостей, с другой - искали невесту.

-Может, она опять уехала, никому не сказав?

-Загранпаспорт дома, - Рена кивает в сторону тумбочки, где сестра хранила документы. - В салоне сказали, она вышла в магазин с одним кошельком, и не вернулась.

-А Джамиль? - Фидан вспомнила об уликах против жениха. - А что, если он ее украл?!

-Фидан. - Рена взглянула на подругу так строго, будто она была их старшей сестрой. - Зачем ему красть ее, и так даем бесплатно?


Из гостиной доносились крики и стенания. Приехал отец и теперь Пери ханум было, на ком выместить свой гнев. Она била себя в грудь и кричала:

-О, Аллах, дай мне умереть!

Вокруг с валерьянкой бегала новая домработница, попеременно пробуя обнять хозяйку и защитить от нее бывшего мужа. В перерывах она подносила к носу Пери резкий аромат валерьянки, надеясь, что это подействует.

Лучше не стало: через час пришло сообщение в Инстадайрект с неизвестного профайла. Нармин изнасилуют, заснимут на видео и пустят на все социальные медиа, если ее жених Джамиль Ахундов не возьмет на себя ответственность за порно-шантаж. В доказательство выслали ее фото, связанную на стуле в каком-то подвале. Родинка под правым глазом и эксклюзивный ювелирный ободок, сделанный по ее эскизу на фабрике у Ахундовых не оставлял сомнения, что это она.

Отец Нармин сказал отцу Джамиля, отведя его в кабинет:

-Я не хочу клеветать на вашего сына, ведь это большой грех. Но когда мою дочь найдут, и она в целости и сохранности вернется домой, чтобы следа Джамиля не осталось рядом.

Мне неважно, что он сделал. Но если вокруг мужчины и его репутации уже идут такие разговоры, это говорит лишь о том, что он совершил большую ошибку. Может, связался не с теми людьми. Вам стоит быть внимательнее со своим сыном, которого вы отпускаете одного жить в Баку.

Баку - это не заграница! Здесь люди другие и детям одним тут жить не стоит.

Бабек муаллим, отец Джамиля, как воспитанный человек, выслушал отца невесты. Сложно сказать, кому было хуже в данной ситуации. Ведь Джамиля практически обвинили во всех этих гадких преступлениях, а тот факт, что он снимает клипы, только усиливало обвинение.

А над репутацией Азада нависла такая угроза, что и не снилась ему, когда он уходил из семьи к молодой дизайнерше.


***


Нармин искали уже три часа. Подключились все связи. Семьи Гасымовых, Самедовых и Ахундовых делали все возможное, чтобы найти хоть какую-то зацепку. Часы летели, как секунды.

Пери ханум метала молнии. На отце не было цвета. Рена плакала, не просыхая, хотя это больше подходит к алкоголизму, чем к истерике.

Даже новый ухажер Фидан, IT-шник Эльдар предложил свою помощь, проверить айпи отправителя и геолокацию, но преступники использовали специальную шифровку.

Азад сказал, что за освобождение Нармин он отдаст что угодно, хоть квартиру в своем новом жилом комплексе, хоть бизнес, хоть заграничную виллу.

После этого добрые люди пустили слух, что за Нармин была объявлена награда в виде четырехкомнатной квартиры в элитном жилом комплексе Азада, и многие цокали языками: обменять репутацию дочери на четырехкомнатную квартиру!

Под вечер в дом пришли какие-то двое мужчин. Они вели под руку длинноволосую, похожую на Нармин, девушку. Под правым глазом так же красовалась жирная круглая родинка. Между ними и Азадом произошел такой разговор:

-Мы нашли вашу дочь, муаллим. Когда дадите квартиру?

Фидан намочив слюной палец, прикоснулась к родинке, которая тут же растворилась.

Самозванцев и след пропал.

Покинув дом, один спросил другого:

-Əəə bu ömür boyu xaricdə yaşamayıb? Atası necə tanıya bilər onu!


Прошло долгих, ужасающих, леденящих кровь 24 часа.

Когда все потеряли надежду, хромающей походкой в туфлях на шпильке на каблуках, с потекшей тушью под глазами, руками с ободранным маникюром в калитку постучалась она.

Предмет всеобъемлющей зависти и регулярных сплетен городской элиты.


***

За 3 часа до возвращения.


Нармин не знала своих похитилей; не знала и причины похищения, кроме денежной мотивации.

Она подозревала кого угодно, и пока ей выдалась возможность в уединении подумать о всех людях,которым делала плохо, в память первую очередь пришла Джамаля.

В холодном подвале, она вспоминала заплаканное, красное лицо несчастной девочи, когда они с Фидан в школьные годы наклеивали ей на спину "Вечно голодная", "Покормите меня", "Пончик в человеческом теле"...

Поэтому когда в комнату вошел приятной внешности, лет 25, русскоязычный парень, похожий на Егора Крида, она очень удивилась.

-Ну привет, красотка. Ты знаешь, что с тобой будет, если твой жених не возьмет на себя обвинение в шантаже? Тебя изнасилуют.

-Зачем? Что вам нужно от моей семьи? Вы ведь знаете, мой отец заплатит сколько нужно!

-Мне грязные деньги не нужны. Вообще, поражаюсь, как вы, богачи, одержимы идеей денег. У кого сколько! Вы думаете, все и всех можно купить, продать! Женщин они тоже покупают. Ты думаешь, Джамиль твой тебя добился? Он тебя купил за миллион алых роз и кольцо с брюликами.

Нармин молча слушала. У

У незнакомца выступали вены на лбу, он всерьез нервничал.

-А вы, богачи, абсолютно не цените людей вокруг. Сплетни, интриги, предательства. Гарын гардашдан габагдыр! А знаешь ты, как потребительское отношение твоего Джамиля погубило молодую девушку?

Незнакомец сел на стул напротив Нармин и заговорил.

"Ürəyi dolu imiş", - только и подумалось ей.

-У меня была сестра. Прекрасная девочка! Ей было 15 лет!!! 15, ска, лет!!! Он ее использовал и бросил на улицу. Он убил ее морально, она убила себя физически. Долгие годы я вынашивал план мести на этого гондона. Нет, извини. Гондоном его назвать язык не поворачивается. Гондоны пользу приносят, а этот - абсолютно тупиковая ветвь эволюции.

Теперь, если он не возьмет обвинения за шантаж, тебя ждет участь твоих подруг. Это справедливо. Вы все это заслужили. Вы не цените людей, потому что привыкли: все можно купить. А мою Эллину… мою девочку… больше не вернуть. Мой отец был смертельно болен, а после смерти Эллины сошел с ума и сбегает из дому. Я ненавижу!..

Последние слова вышли из его горла навзрыд. Молния озарила полумрак, и Нармин увидела, как лицо преступника заблестело. Она вспомнила, где видела это лицо: тот самый таксист, меценат и новый ухажер Фидан. Но… как, они все это время не могли связать его благотворительность, случаи шантажа и такую близость с Фидан?!

Молния пролила свет еще раз. Нармин на мгновение показалось, что это мигалки, и ее спасение близко.

Вдали, словно у порога, словно из телевизора с помехами, послышался женский голосок.

-Эльдар, уходи.

Нармин вглядывалась в полумрак, но нигде не видела источник звука.

-Прошу, оставь ее.

-Эллина? Где ты? Ты жива???

Эльдар подскочил, в таком же смятении, как и Нармин.

-Прошу, оставь ее, - повторил голос. - Меня погубил не Джамиль, а национальный менталитет. Меня убило то, что без девственности я никому не нужна. Меня погубили бесконечные сплетни и слухи. И сейчас, пытаясь отомстить за меня, ты множишь ложные суждения. Ты убиваешь ее, взяв то же оружие, чем убили меня. Отпусти ее. Я не могу уйти на покой из-за своей ошибки. Ты тоже не сможешь найти покой, если сделаешь это. Жизнь коротка, возьми деньги, забери родителей, увези далеко. Начни новую жизнь. Отпусти ее, чтобы отпустить мой дух, прошу.

Эльдар ходил по комнате, схватившись за голову. Нармин сидела, боясь дышать. Она решила, что уже умерла и все это происходит где-то в чистилище.

"Даже если это уже не происходит в жизни, а во сне, или после смерти, я все равно благодарю Бога, что он послал мне спасение".

Стоило ей поблагодарить, неожиданно дух обратился к Нармин.

-Но прежде, чем тебя отпустят, ты тоже должна пообещать.

Ты больше не будешь никого осуждать, обсуждать, пускать сплетни и слухи. Не губи девушек, как погубили меня.

С минуту Нармин молчала, она не могла понять, что обращаются к ней.

-Согласна?

-Я обещаю больше не осуждать никого.

-Эллина, где ты? - провыл Эльдар, но ответа уже не было.


Веревки распустились и упали безжизненной змеей. Нармин почувствовала вновь свободу; ее руки и ноги ослабели, но сейчас она была как минимум жива и свободна!!!

-Иди, - сказал он, слегка подтолкнув к выходу. - Она никогда не приходила ко мне ни во сне, ни наяву. Наверное, все так должно было случиться… иди.

За Нармин закрылась дверь. Она шла до трассы минут 40. Ноги гудели, не слушались. Но это не имело никакого значения.


Эпилог

Эльдара посадили в тюрьму; он не особо сопротивлялся или отрицал обвинения. Никто, кроме Нармин, не понимал причины его спокойствия.

Нармин вернула кольцо и вернулась в ряды самых завидных невест Баку.

Джамиль уехал обратно в Питер, так как пятно позора задело и его репутацию.

Фидан впала в депрессию и три месяца ни с кем не общалась, ничего не постила. По истечению срока, она вернулась с новым профайлом в Инстаграме, где написала:

"Жизнь бывает жестока. Но она продолжается".


В предыдущих сериях...